Переводы


Мархелова Валерия

210 группа

2005 г.

 

Он был один. Он лежал на спине, положив руки под затылок, голова его была в тени утеса, все тело - на солнце. Его замызганный комбинезон дымился на такой жаре. Я был немного удивлен. Для меня эта история была кончена, и я пришел сюда, не думая о ней.

Как только он увидел меня, он приподнялся и засунул руку в карман. Я, естественно, уже сжимал револьвер Раймона. Тогда араб снова откинулся назад, но руку из кармана не вынул. Я был от него на приличном расстоянии - метрах в десяти. Иногда я угадывал его взгляд, сверкающий из-за полуопущенных ресниц. Но чаще он казался мне лишь расплывчатым пятном в раскаленном воздухе. Ропот волн становился все ленивее и спокойнее, чем в полдень. Так же палило солнце, и сверкал песок. Солнце было в зените, вот уже два часа как оно бросило якорь в океан кипящего металла. На горизонте проплыл маленький пароход, и лишь краем глаза я увидел черную дымку, потому что не переставал следить за арабом.

Я подумал, что стоит мне развернуться и уйти, и все будет кончено. Но сзади меня пламенел пляж. Я сделал несколько шагов к источнику. Араб даже не шевельнулся. Но все равно он был еще далеко. Может быть, это только тени играли на его лице, но мне показалось, что он смеется. Я подождал. Солнце нещадно жгло мои щеки, и я чувствовал, как на бровях собираются капельки пота. Погода была, как в день похорон мамы, и у меня точно так же раскалывалась голова. Казалось, вены на лбу вот-вот лопнут. Я больше не выдержал этого зноя и шагнул вперед. Я знал, что это глупо, что я не спрячусь от солнца, сделав один шаг. Но я сделал этот шаг, этот единственный шаг вперед. Но в этот раз, не поднимаясь, араб вынул нож и показал его мне. Солнце брызнуло на сталь и, словно сверкающий клинок, пронзило меня. В ту же секунду капли пота хлынули мне в глаза и закрыли их теплой и густой пеленой. Я ослеп от слез и соли. Я только чувствовал, как жар отзывается в моей голове барабанной дробью, а где-то вдали сверкает на солнце нож. И эти невыносимо-яркие лучи выжигают мои ресницы и впиваются в глаза. Все вокруг закачалось. Море дышало горячо и тяжело. Мне казалось, небо вот-вот разразится огненным ливнем. Я весь напрягся и схватился за револьвер. Курок легко поддался, гладкая рукоятка скользила по руке, раздался сухой и оглушительный выстрел. Я смахнул пот со лба. Я понял, что нарушил гармонию этого дня, умиротворенную тишину пляжа, где мгновенье назад мне было хорошо. Я всадил в бездыханное тело еще четыре пули, и они были словно четыре коротких стука в двери несчастья.

Прочитать оригинал (фр.) >>>

Контакты | © 2005 - 2015 Мордовское Региональное Отделение СПР